«Государственность, законность, честь...»

День шифровальщика в России

 
5 мая в России отмечается День шифровальщика, второе название этого неофициального праздника – День криптографической службы России. Дата празднования приурочена к 5 мая неслучайно, именно в этот день в 1921 году в Советском Союзе был официально образован Специальный отдел (шифровальный) при Всероссийской Чрезвычайной Комиссии, который заведовал криптографическими данными. Отдел, учитывая его важность, находился на особом положении, его деятельность напрямую координировалась Политбюро Центрального Комитета коммунистической партии.

Разумеется, криптография появилась задолго до 1921 года, в том числе и в нашей стране, специалисты называют её одной из старейших наук в человеческой истории, возраст криптографии оценивается в несколько тысяч лет. Криптография – это наука о методах обеспечения конфиденциальности передачи данных, она обеспечивает невозможность прочтения важной информации, часто представляющей государственную тайну, посторонними людьми. Первоначально криптография была ориентирована главным образом на развитие методов шифрования данных – обратимого преобразования исходной текстовой информации на основе заданного ключа или секретного алгоритма в шифрованный текст, который не смог бы разобрать неподготовленный человек.

История криптографии в России


Первые упоминания о появлении криптографии в нашей стране относятся еще к эпохе царствования Ивана Грозного. Именно тогда появились первые «профессиональные криптографы», которые работали в Посольском приказе, созданном в 1540 году. Посольский приказ в те годы отвечал за внешнюю политику государства. Работающие в приказе сотрудники создавали так называемые «цифири», «азбуки» или, проще говоря, шифры, как их начнут называть позднее. Первоначально это были обыкновенные шифры замены.

День шифровальщика в России

Шифр для защиты переписки между А. Д. Меньшиковым и В. Л. Долгоруким


Но полноценное появление криптографии в России произошло позднее  уже в эпоху правления Петра I, который осознавал важность данной науки для безопасности государства. Именно при первом русском императоре шифровальная служба стала по-настоящему профессиональной. Начиная с 1700 года, вся необходимая работа по шифрованию и дешифровке, а также созданию новых шифров велась служащими цифрового отделения Посольского приказа, а позднее – с 1709 года Посольской канцелярии. В те годы криптографическая служба в Российской империи находилась под постоянным контролем двух важных чиновников – государственного канцлера Гаврила Ивановича Головкина и вице-канцлера Петра Павловича Шафирова. Они же заслушивали поступающие донесения о перехваченных иностранных шифрах. Теоретически это можно считать началом полноценной криптоаналитической деятельности в нашей стране. На тот момент времени типичным и распространенным шифром считался шифр простой замены, когда каждая буква алфавита заменялась новой буквой, знаком или сочетанием букв. Также в текст могли добавляться «пустышки» – ничего не значащие символы, затруднявшие несанкционированную дешифровку.

Вплоть до первой половины XIX века криптографическую службу в России курировал вице-канцлер. Постепенно на службу начали принимать профессиональных математиков и криптоаналитиков. Одним из крупнейших российских криптографов первой половины XIX века являлся известный ученый Павел Львович Шиллинг, изобретатель первого в истории электромагнитного телеграфа. С начала XIX века служба криптографии и перлюстрации (тайного вскрытия корреспонденции) перешла в ведение Канцелярии Министерства иностранных дел (само министерство было образовано только в сентябре 1802 года). Шиллинг, который с 1818 года заведовал цифровой экспедицией Канцелярии министерства, разработал биграммный шифр. При его использовании шифровались не отдельные буквы, а их двойные сочетания, биграммы. Избавиться от статистической зависимости помогало то, что объединяться между собой могли буквы, находящиеся на большом удалении друг от друга.

Вторая половина XIX века стала отправной точкой расширения криптографических функций между различными министерствами. Криптография перестала быть прерогативой МИДа, появившись в Министерстве внутренних дел и в военном ведомстве. Значение криптографии в государственной жизни Российской империи только увеличивалось. Но к Первой мировой войне оказалась недостаточно подготовлена вся страна и армия, в том числе и российские шифровальные службы. Надежная проволочная телеграфная связь между частями почти полностью отсутствовала, а взаимодействие между ними велось по радиосвязи, но отлаженного механизма шифрованной радиосвязи просто не существовало. Часто вся информация передавалась открытом текстом. Именно так общались между собой штабы армий Самсонова и Ренненкампфа во время наступления в Восточной Пруссии. Перехват данных переговоров привел к катастрофе армии Самсонова в Восточной Пруссии, два центральных корпуса 2-й армии были окружены и разгромлены, а сам генерал Александр Васильевич Самсонов застрелился.

К сожалению, войну в эфире русская императорская армия проиграла. Этому способствовало нарушение правил использования шифров, плохая организация шифрованной радиосвязи (одни части могли получить новый шифр, а другие еще использовали старый) и слабость выбираемых шифров. К недостаткам русской армии тех лет специалисты относили также отсутствие специальных дешифровальных отделений, которые еще до войны имелись у Франции и Австро-Венгрии. После того как такие отделения в России были созданы, они столкнулись с нехваткой средств пеленгации и перехвата радиосообщений, это в очередной раз доказывало, что российская промышленность не была готова к войне, которая вопреки ожиданиям переросла в затяжной мировой конфликт, похоронивший под собой европейские империи, среди которых была и Российская империя.

При этом определенные успехи у российских криптографов были и в годы Первой мировой войны. Дешифровальная служба МИДа отлично работала перед войной и в первой ее половине, позволяя работникам министерства знакомиться с дипломатической перепиской европейских государств. К наиболее успешным операциям только появляющихся военных дешифровальщиков относили быстрое вскрытие морского германского шифра, что позволяло читать приказы и сообщения противника. Сигнальные книги и другая важная документация были захвачены на севшем на мель немецком легком крейсере Магдебург. При этом была проведена специальная операция, чтобы противник думал, что книги на самом деле были уничтожены и не менял используемый в ВМС шифр.

Криптография в годы Великой Отечественной войны


После революции и завершения наиболее активной фазы гражданской войны 5 мая 1921 года при ВЧК был образован Спецотдел, который специализировался на ведении криптографических дел. Так шифровальная служба пережила свое второе рождение, теперь уже в советской России. Возглавлял отдел революционер, соратник Ленина и дворянин по происхождению Глеб Иванович Бокий. Родившийся в семье действительного статского советника, Глеб Бокий уже в 1900 году вступил в РСДРП, связав свою жизнь с революционной борьбой. Первый успех новой службы случился в том же 1921 году, когда удалось дешифировать германский дипломатический код. С этого момента и до конца 1933 года переписка многих немецких дипломатов и консульств в Советском Союзе контролировалась советской стороной. А вот судьба самого Глеба Ивановича сложилась трагически. В 1937 году во время «Большого террора» он был арестован и расстрелян, реабилитирован в 1956 году.



Еще до войны в СССР широкое развитие получили линии секретной связи (телеграфная и телефонная) и шифромашины, над которыми трудились многие советские НИИ как гражданские, так и военные. Еще в 1930 году в стране заработали две первых линии ВЧ-связи (высокочастотной связи) между Москвой и Ленинградом и Москвой и Харьковом. В 1935-1936 годах было разработано специальное устройство автоматического засекречивания телефонных переговоров, получившее название инвертор ЕС (по фамилиям создателей Егорова и Старицына), налажен выпуск данного устройства для линий ВЧ. Без подобной аппаратуры ВЧ-связь могла защитить лишь от прямого прослушивания. К 1941 году в Советском Союзе работало уже 116 ВЧ-станций и 39 трансляционных пунктов, а общее количество абонентов из числе руководителей государства и партийного руководства страны достигло 720.

По воспоминаниям маршала Баграмяна, без ВЧ-связи в годы войны не проводилась и не начиналась ни одна значимая операция. В управлении войсками она играла исключительную роль, содействуя выполнению поставленных командованием задач. Уже в первый период войны в СССР были разработаны модели портативной засекречивающей аппаратуры СИ-15 «Синица» и САУ-16 «Снегирь», устройства были выполнены в виде чемодана. Данная аппаратура использовалась высшим командованием при выезде на командные пункты, которые не были оснащены станциями ВЧ-связи.

Особое внимание в СССР уделялось разработке и производству шифровальных машин, первые из которых отправились в серийное производство уже в 1938 году. К примеру, шифромашина М-100, которая не могла похвастаться небольшим весом – 141 кг. Только аккумуляторы к ней весили 32 кг. Данная техника успешно использовалась в предвоенный период во время боев с японцами на Халхин-Голе и в советско-финской войне 1939-1940 годов. Подобная техника широко использовалась в звене Генштаб – штаб армии. Позднее в стране появились и более компактные шифровальные машины, например М-101 «Изумруд» и К-37 «Кристалл».


Шифровальная (или кодировочная) машина К-37 «Кристалл»


На машинную шифрованную связь в годы Великой Отечественной войны пришлась основная нагрузка при передаче разнообразных секретных телеграмм и с этой задачей советская шифровальная служба смогла справиться отлично. Только в 8-м Управлении Генерального штаба Красной Армии в годы войны было обработано более 1,6 миллионов шифрованных телеграмм. 

Современное состояние шифровальной службы


После завершения Второй мировой войны шифрованная связь окончательно утвердилась в качестве самого надежного вида скрытой связи, используемого советскими вооруженными силами. Такая связь использовалась в первую очередь для передачи самых важных сведений, которые требовали соблюдения особой степени конфиденциальности и касались ограниченного круга лиц.
Начиная с конца 1970-х годов, шифровальная служба перешла к разработке новых мер, направленных на безопасность передачи информации в автоматизированных системах управления войсками, а также в создаваемых вычислительных центрах.
Шифровальшики служат сегодня практически во всех государственных органах и организациях, имеющих отношения к передаче секретных данных.
 
Со временем значение криптографии и шифрования только увеличивается, а объем передаваемой ежедневно информации, в том числе представляющей государственную тайну, постоянно растет.
В 2021 году отечественные шифровальшики отмечают 5 мая 100 лет с момента создания Спецотдела ВЧК, положившего начало профессиональной службы, обеспечивающей передачу зашифрованных сообщений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну.