«Государственность, законность, честь...»

 

file/main/70_let_pobedi_s.jpg

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 г.г.

Разведчик Матвей Воложанин 

file/main/volozhanin/volozhanin_matvej.jpg

Старшина Воложанин Матвей Иванович родился в д. Боровой Талицкого района Свердловской области 18 августа 1923 года в семье колхозников. После окончания 5-ти классов окончил курсы трактористов в 1939 году. До марта 1942 года работал в колхозе на колёсном тракторе. Как передовик производства, был оставлен для работы до особого распоряжения. В марте 1942 года сам добился снятия брони и был призван в РККА. Воевал, после окончания учебной части в Ижевске, в 19 отдельной моторизованной разведроте 26-й гвардейской ордена Красного Знамени и Ордена Суворова 2 степени стрелковой дивизии на Западном, Первом Прибалтийском, Третьем Белорусском фронтах. В боях за Родину получил пять ранений. Войну закончил в Восточной Пруссии (был тяжело ранен) в 1945 году. Демобилизовался в 1946 году. Награждён медалью «За отвагу», орденами «Красного Знамени», «Славы 3-й степени», «Красной Звезды» и многими юбилейными наградами. В мирное время возглавлял коллектив передовой бригады механизаторов в родном колхозе имени Кирова. За доблестный труд награждён медалями «За доблестный труд», «Ветеран труда».

С 2000 года живёт с дочерью Ниной в Сысерти.

 Полковая школа

В марте 1942 года Матвей и ещё 32 новобранца из Талицкого района получили повестки для призыва в РККА. Вначале их привезли в Свердловск, где в клубе имени Сталина были сформированы команды. Матвей с земляком Шиховым Александром попали, как образованные бойцы, в полковую школу младшего командного состава, в полк, который находился под Ижевском. Командир 1-й учебной роты 2-го батальона ст. лейтенант Кислицын, требовательный и справедливый командир, прилежно учил науке воевать молодое пополнение. Курсанты осваивали оружие, рукопашный и штыковой бой, учились метко стрелять и метать гранаты, командовать отделением, изучали Уставы… А также несли караульную службу на секретном объекте.

 Почему пули не попадают в цель?

file/main/volozhanin/voroshilov_na_strel_bah.jpg

(на фото: нарком К.Е Ворошилов на стрельбище)

28 апреля 1942 года на Ижевский оружейный завод с инспекторской проверкой из ставки Верховного Главнокомандования приехал заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов. Побывав на заводе, он решил съездить с командирами на полигон, расположенный недалеко от завода, и посмотреть, как обучается новое пополнение младших командиров, а также проверить в действии, только что изготовленные на заводе трёхлинейные винтовки Мосина образца 1930 года, которыми были вооружены курсанты. В это время учебные стрельбы проводил соседний батальон, а Матвей и его сослуживцы дожидались своей очереди. Климент Ворошилов с командирами и представителями завода подошёл к стрелявшим курсантам и стал наблюдать, как справляются с учебным упражнением бойцы. Из положения «Лёжа» пятью патронами из винтовки Мосина надо было поразить пять движущихся мишеней. На стрельбище творилось что-то неладное: редкий «ворошиловский стрелок», в большинстве своем охотники с Урала и Сибири попадали в мишень! ( Звания «ворошиловский стрелок» были удостоены многие курсанты ещё в мирное время, когда сдавали нормативы по стрельбе в Осоавихиме.  Ворошилов был отличным стрелком, и звание было учреждено в честь его имени в 1934 году). Увидев, как очередной боец не смог попасть в движущуюся мишень ни разу, Ворошилов подошёл к нему и, протянув руку, попросил у воина винтовку. Обескураженный промахом и обращением к нему маршала в присутствии такого количества высоких начальников, курсант, тем не менее, по Уставу ответил: «Никак нет, товарищ маршал!» - и прижал винтовку к себе. В это время к нему подбежал его непосредственный командир роты и, взяв винтовку из рук бойца, передал маршалу. Ворошилов быстро изготовился к стрельбе и, тщательно прицелившись, произвёл пять выстрелов по бегущим целям и, после чего все подошли к мишеням, расположенным на расстоянии 100 - 150 метров. Каково же было удивление, разочарование, а потом и гнев героя Гражданской войны, когда он увидел, что всего лишь две пули попали в цель! Вся буря этих эмоций в считанные секунды промелькнула на его лице. Высокий начальник, едва сдержав себя, подошёл к представителю Ижевского завода и молча, на виду у сотен бойцов, передал полковнику не пристрелянную винтовку. После чего все члены комиссии, сев в легковые машины (эмки) уехали. После отъезда комиссии на заводском стрельбище день и ночь были слышны выстрелы – это местные снайперы пристреливали оружие. Через несколько дней, во время охраны этого оборонного предприятия, бойцы узнали, что главный инженер завода отдан под суд за изготовление и отправку на фронт не проверенного оружия…

Маршевые роты.

К маю 1942 года сложилась тяжелая обстановка на Западном фронте. В ходе декабрьского контрнаступления наших войск под Москвой немецкие войска были отброшены на 200 километров от столицы. В результате кровопролитных боев обе стороны понесли большие потери. Многие части были отправлены на пополнение в тыл фронта. Немцы готовились к очередному наступлению. Зная об этом, наше командование решило перебросить из глубокого тыла на фронт все имеющие на данный момент резервы. Так и не закончив обучение, многие курсанты военных училищ и школ были в спешном порядке отправлены в действующие части для пополнения личного состава дивизий и полков.

В составе маршевых рот, сформированных из учебных батальонов в Ижевске, курсанты, так и не ставшие младшими командирами, эшелоном прибыли под Волоколамск, где еще совсем недавно кипели жестокие бои. Прибывших бойцов выстроили на большой поляне в лесу не далеко от станции. Там был организован перевалочный пункт, на котором пополнение ждали представители частей. Матвей Воложанин и Александр Шихов уже давно решили, что воевать будут вместе и поэтому когда командир спросил: «Кто желает служить в разведке?», - без раздумья сделали шаг вперед.

 Мы - гвардейцы!

Так уральцы оказались в 19-ой отдельной моторизованной разведроте 93 – ей Забайкальской стрелковой дивизии, прославившей свои Знамена в контрнаступлении под Москвой. Командовал ротой старший лейтенант Аспосов, награжденный за пленение пятерых немцев орденом Красной Звезды в декабре 1941 года. В то время он был еще старшим сержантом. Дивизия стояла в резерве, и пока шло пополнение личным составом, новобранцев разведовательному делу обучали опытные, участвовавшие в боях, воины. Также разведчики несли караульную службу по охране штаба дивизии. В июне 1942 года, за мужество и героизм, проявленные в боях по Москвой, дивизии было торжественно вручено гвардейское Знамя и она была переименована в 26 – ю гвардейскую стрелковую дивизию, вошедшую в состав 8-го гвардейского стрелкового корпуса 20 – ой армии Западного фронта. Командовал ей бывший начальник штаба полковник Корженевский, а бывший командир генерал Эрастов К.М. в ноябре 1942 года пошел на повышение. Новобранцы посчитали за честь служить в такой дивизии.

В боях под Ржевом

 В ноябре 1942 года войскам Калининского и Западного фронтов была поставлена задача срезать Ржевский выступ (операция «Марс»), откуда фашисты намеривались начать второе наступление на Москву. 20 –я армия должна была прорвать сильно укрепленную оборону противника с дальнейшим продвижением в направлении железнодорожного узла Сычевки, навстречу войскам Калининского фронта. 25 ноября в 7 – 30 , после почти двухмесячной подготовки, загрохотала артиллерия и завыли «Катюши». Однако в замыслы командующих Жукова и Конева еще до рассвета вмешалась погода: задул резкий ветер, начался сильный снегопад.

Видимость упала до двадцати шагов. Огонь велся по площадям. Авиация бездействовала.

В 9:30 войска 20–й армии перешли в наступление. Как и следовало ожидать, система огня немцев подавлена не была. 20–ой армии не повезло больше всех: в полосе ее наступления происходила смена 5–ой танковой дивизии на 78–ю пехотную и в траншеях одновременно находились части обеих дивизий немцев. С трудом наши войска смогли захватить два небольших плацдарма на западном берегу реки Вазузы, вместо четырех по плану операции. Вместо наступления на Сычевку частям 8-го гвардейского корпуса пришлось решать задачи по расширению плацдармов. Сдерживали наше наступление сильно укрепленные опорные пункты противника, от огня которых погибли тысячи наших бойцов…

Для разведки невыполнимых задач нет

На левом фланге наступления корпуса, на западном берегу Вазузы, располагалась деревня Карманово, а рядом с ней - опорный пункт обороны немцев, с дзотами в 5 – 10 накатов и соединенной системой траншей. Одних только пулеметных точек было больше пятидесяти! Несколько попыток штурма деревни в лоб не увенчались успехом. Наши батальоны понесли большие потери…

Тогда командованием были созданы две штурмовые группы пехоты, основу которых составила 19 – я отдельная разведрота 26 –й гвардейской дивизии, усиленная отделением противотанковых ружей (ПТР) и саперами. Стержнем обороны немцев был дзот, сооруженный на перекрестке двух дорог. Несколько раз его атаковала пехота, но безрезультатно. Сотни наших убитых бойцов лежали на белом снегу большего поля перед огневой точкой . Сигналом к штурму опорного пункта немцев должен был послужить взрыв дзота. Земляки Матвей Воложани и Александр Шихов во время боя всегда были рядом и сейчас, в декабрьскую ночь, в составе штурмовой группы в белых маскхалатах затаились на подступах к дзоту. Два разведчика вызвались уничтожить его. И скрытно, ползком по снегу, подбирались к врагу. Все с напряжением следили за их действиями. Немцы периодически освещали прилегающую местность ракетами. Вдруг из дзота раздалась пулеметная очередь. Сноп трассирующих пуль вылетел из амбразуры. «Все – засекли. Погибли ребята», - екнуло сердце у Матвея. И тут внезапно резкий взрыв «лимонки» в немецкой траншее возле входа в дзот. На взгорке мелькнула белая тень и тут же упала. Тяжелый, глухой толчок. От взрыва противотанковой гранаты и боеприпасов потолок дзота в несколько накатов, подлетел вверх и упал обратно, придавив трупы врагов. Неудержимая сила подняла разведчиков с земли. Стреляя на ходу, с криками «Ура!» они ворвались в деревню. От ночной внезапной атаки в рядах немцев поднялась паника. И они, в спешном порядке, начали отступать во вторую линию обороны. На перекрестке улиц разведчики увидели трехтонный грузовик «Опель – Блиц», в который запрыгивали немцы. Не раздумывая, командир штурмовой группы лейтенант Наумов - здоровенный и физически развитый сибиряк, остановившись на секунду, метнул противотанковую гранату прямо в кузов. Сильный взрыв уничтожил гитлеровцев вместе с машиной. В это время немецкие факельщики подожгли крытые соломой дома на соседней улице, которые мгновенно вспыхнули. При свете огня пожара по разведчикам, с взгорка рядом с деревней, вдоль по улице, открыл огонь немецкий пулемет и прижал наших бойцов к земле. Атака вот – вот могла захлебнуться.

Невдалеке от земляков, за углом дома затаился боец с противотанковым ружьем. Он минуты три наблюдал откуда ведет огонь немец. А потом, тщательно прицелившись, произвел выстрел по вспышкам пулеметных очередей. И с первого выстрела заставил пулемет умолкнуть. Вновь бойцы с криками «Ура!» бросились на немцев, которые, бросив легкие минометы, отступили по лощине с возвышенности в вырытые траншеи второй линии обороны                 

Прощай, Саша…

Деревню вслед за разведчиками заняли наши пехотинцы. Матвея Воложанина  и Александра Шихова командир взвода послал в разведку с целью установить местоположение отступивших немцев. И как ни старались земляки скрытно, не обнаруживая себя, подойти к врагу, но остаться незамеченными им не удалось. Едва они вышли на окраину горевшей деревни, как по ним открыл огонь немецкий пулемёт. Бойцы, прижатые к земле густыми пулемётными очередями, залегли в неглубокой борозде между грядками в огороде крайней избы. Матвей решил посмотреть, откуда ведёт огонь немец. Но лишь только он слегка приподнял голову, как, тут же, пули взрыли грядку над его головой, осыпав его комками мёрзлой земли вперемешку со снегом. Пошевелился Саша, и над ним противно засвистели пули, каждая из которых несла смерть. Вжавшись в землю, друзья договорились одновременно вскочить и попытаться броском выйти из-под обстрела. На счёт три Матвей, петляя из стороны в сторону, быстро преодолел 30 метров и в отчаянном прыжке скрылся за печью сгоревшего дома. Запоздало по кирпичам печи прошлась пулемётная очередь. Перевёл дух и оглянулся в надежде увидеть друга. Но тщетно: Саши рядом с ним не было. Лишь в том месте, где он только что был, виднелся в ночи скорбный неподвижный холмик. Друг принял первую очередь на себя и ценой своей жизни спас Матвея. Судьба… Не успел Матвей погоревать по Саше, как почувствовал, что его ноги нестерпимо жжёт. Посмотрел на сапоги – а они дымятся. Оказывается, лежал он в ещё не прогоревших углях. Пришлось снова осторожно отползать, так чтобы печь всё время была между ним и пулемётчиком.

 Каша со слезами пополам

Разведка задачу выполнила: опорный пункт немцев был взят. Но какой ценой, этого пока они не знали. Оставшиеся в живых разведчики утром вернулись на прежнее место базирования. Ротный повар, пожилой пермяк Мымрин Иван, неделю назад получивший извещение о гибели сына майора Красной Армии накладывал бойцам по полному котелку пшённой каши с тушёнкой. Слёзы градом стекали с его щёк прямо в котелки. «Кушайте, ребята, за всех погибших, помяните их души!» - сдерживая рыдания, говорил он. Из двадцати двух дивизионных разведчиков из боя вернулось только четыре человека…

Никто не забыт

Операция «Марс» считается самой неудачной из разработанных и проведённых маршалом Победы Г.К. Жуковым. Уже на стадии её разработки немецкая разведка знала о намерении нашего командования ликвидировать Ржевский выступ: в штабе произошла утечка информации. Ценой этого стали тысячи жизней наших бойцов, до конца выполнивших воинский долг каждый на своём месте. Герой, взорвавший вражеский дзот, получил тяжелейшее ранение в живот и чудом выжил. За этот подвиг награждён орденом Ленина.

О гибели своего друга Александра Шихова Матвей сразу же написал его родителям. Три года назад родная сестра Александра с сыном ездили на место его захоронения. Из братской могилы останки перенесены на городское кладбище. Над захоронением установлен памятник с мемориальной доской, на которой выбиты фамилии воинов, погибших в смертельной схватке за будущее страны, за нас с вами.

Это всего лишь один из боевых эпизодов дивизионного разведчика Матвея Ивановича Воложанина, которых за 2, 5 года войны было немало.

С боями прошел всю Белоруссию и Литву, осенью 1944 года вместе со своей частью перешел государственную границу СССР и  оказался в Восточной Пруссии.

file/main/volozhanin/put__volozhanina.jpg

Разведчики на фронте – особо уважаемая когорта.  Специальность разведчика – одна из самых сложных и опасных. Часто неделями находились в поисковых операциях по тылам врага, отступали вместе с немцами. Не раз приходилось с боем вырываться из немецкого окружения.  Так что не зря любит Матвей Иванович рассказ «Звезда» Эммануила Казакевича и одноименный фильм, в котором без особых прикрас рассказывается о суровой правде войны.  Там – как - будто про него, про его товарищей рассказывается.

Брали в плен и полковника вместе с машиной и ценными документами. А потом и майора с ценными сведениями, и личного водителя командующего немецким корпусом …

 file/main/volozhanin/dopros_plennogo_nemtca.jpg

 На фото: допрос пленного.

Пять ранений получил орденоносец зам. командира разведвзвода старшина Воложанин в спецоперациях, пять раз был на волоске от смерти. Два осколка от немецкой гранаты, полученные во время захвата «языка», до сих пор остались в голове фронтовика; удалять нельзя: застряли рядом с жизненно важными сосудами. Несмотря на такое, он после войны упорно, по - стахановски, работал, возглавлял бригаду механизаторов в Талицком районе, которую вывел из отстающих в передовые. К боевым наградам прибавились награды за труд: медали «За доблестный труд» и «Ветеран труда». Как на фронте, был всегда на передовой.

                                                                                                                                                                         Олег Подкорытов